?

Log in

Авось

Ищем новые идеи

Social capital

  • less than 10
Name:
yoha
Birthdate:
29 June
External Services:
  • yoha@livejournal.com
Жлоб - коренной житель Воронежской губернии.
(По слухам - так написано в "Толковом словаре" Даля, но поскольку сам словарь довольно дорог, а в библиотеку идти лень, то никто и не выяснял - все и так верят.)

Родился я, как видно из заголовка, в Воронежской губернии, где и прожил большую часть своей жизни, но со временем я узнал, что есть и другие земли, и карта вовсе не обрывается в Рамони*, как я был уверен раньше.
*Рамонь - районный центр на северной границе Воронежской губ. (здесь и далее прим. Автора)

... Строго говоря, я не очень отчётливо помню то время, но по рассказам моей матушки начал разговаривать и ходить я десяти месяцев от роду. Что с тех пор делаю, практически не переставая.
Своими феноменальными познаниями и памятью, я никого не удивлял, поскольку, как вы уже догадались, каждый, кто рождён на этой благословенной земле, изначально гениален... Но памятен такой эпизод:
В те далёкие времена, когда у телевидения было всего два канала, да и те днём показывали таблицу настройки, труд няньки был гораздо тяжелее, чем сейчас и им приходилось отдавать своё время ребёнку целиком.
Как-то, в середине дня, мы с моей нянюшкой (женщиной весьма мудрой и продвинутой во всех отношениях) сидели на окне, рискуя простудиться, в ожидании чего-нибудь небывалого (события такого рода не редки в нашем городе, но в тот день их почему-то не случилось) и вот, увидя нечто пылящее по тишайшему нашему переулку, нянюшка моя оживилась и сказала, указывая моёй же рукой на это чудо:
- Смотри вон машина поехала...
Любой Воронежец скептик по своей натуре, и терпеть не может, когда ему вешают лапшу на уши, поэтому я немедленно возмутился:
- Это не машина, это автобус, дура! - сознаюсь, что это было несколько невежливо, но я в то время, в силу своего возраста, не придавал должного значения женскому полу, и истина мне была дороже многих женщин вместе взятых.
Возможно, что именно этот этап жизненного пути о определил мои дальнейшие жизненные приоритеты - автомобили и женщины.*
*В отношении женского пола, мои землякам неказанно повезло (хотя я и понял это гораздо позже: "Что имеем - не храним, потерявши - плачем (или платим, довольно дорогую цену)". Женщины наши - красивы! Что не мешает им любить нас (других всё равно нет)! Как говаривала (из зависти) одна приезжая дама: "Девки у них - волоокие и длиннобудылые". Это обусловлено генотипом, который формировался в течение всех четырёхсот лет: во времена активной колонизации наших земель, в начале 18 века, сюда сгоняли мужиков со всей Руси, а чтобы они не сразу разбежались, им на потребу ссылали из столиц красивых публичных девок. Генотип и великолепная смесь крови это только одна из причин поголовной гениальности.
По настоящему я обратил своё внимание на женский пол гораздо позже, лет в пять-шесть, именно к этому периоду моей нелёгкой судьбы гения, я осознал разницу полов.
Первую любовь мою звали Оленька**, и было это великолепное белобрысое существо с курносым носом и непосредственным характером. Она покорила меня врождённой женственностью и кокетством. Во время тихого часа наши раскладушки стояли рядом, и это способствовало моей гетеросексуальности. Хотя таких длинных слов я в то время ещё не знал, но тип белокурой русской красавицы впечатался в мой мозг на всю жизнь и все мои женщины соответствовали ему в той или иной степени.
**Это имя, нередкое среди родных осин, сыграло немалую роль в моей жизни, дело в том, что одна цыганка на базаре мне нагадала, что я женюсь на Ольге. И, в силу предсказания или нет, но был довольно длинный период моей жизни когда, среди моих знакомых дам, другие имена не встречались.
По всем законам классики ничего путного (как и у Ромео с Джульеттой) из этого не вышло. Не помню, чтобы я сильно переживал из-за этого, но самое первое сладостное впечатление связано как раз с этой девушкой, оно заключалось в том, что я стоял положив подбородок на перила веранды и смотрел, как её высокий папа уводил домой, а она, практически веся на левой руке и развернувшись в 3/4, уходила не спуская с меня глаз.
К этому же времени относятся и первые впечатления о насилии. Каждый четверг, на полдник нам давали кефир, я его не любил, но меня, чтобы я не выделялся из коллектива, (а мои воспитатели были озабочены воспитанием здорового, трудового члена) с криком и рукоприкладством заставляли выпить этот несчастный стакан омерзительно-кислого напитка, который к тому же оказывался солёным, поскольку запивал я его своими детскими слезами. А то, что после этого полагался мятный пряник не могло скрасить этой изуверской процедуры.***
***Естественно, что четверги, кефир и пряники я любить после этого не могу.

Social capital

  • less than 10

Statistics